Переработка текстиля в России

 Публичный пост
11 июля 2022  145

Дмитрий Пучков поговорил с основателем проекта «Благодарный шкаф» Артуром Котлярским о развитии бизнеса по переработке текстиля в России.

Компания собирает ненужную одежду и работает в нескольких направлениях: переработка, благотворительность, ресейл через секонд-хэнды и производство RDF-топлива. Контейнеры «Благодарного шкафа» можно найти в трех городах России – Москве, Санкт-Петербурге и Саратове.

Ниже читайте расшифровку самых интересных моментов из интервью.

Зачем собирать одежду?

Из-за больших объемов текстильная промышленность занимает второе место по загрязнению окружающей среды после нефтеперерабатывающей. Одежда быстро портится, мода меняется, а производство только увеличивается. Жители мегаполиса ежегодно выбрасывают на свалку около 10-15 кг ненужных вещей. А на создание новой одежды тратится большое количество воды и других ресурсов.

Любое производство использует протирочный материал. Сейчас Россия импортирует около 2 тыс. тонн ветоши в месяц.

Что происходит с одеждой, которую сдают?

Она привозится на сортировочную фабрику. Сортировка проходит по множеству критерий. Сначала отбирают вещи на переработку и в секонд-хенд.

В переработке есть две группы: синтетика и хлопкосодержащие изделия. Синтетические вещи не могут быть использованы как одежда. Они наносят большой вред природе, если оказываюся на свалке, потому что долго разлагаются. Самый лучший вариант на сегодня – отвезти такие вещи на перерабатывающий завод, который сделает из них RDF-топливо. Это гранулы, которые используются, например, на цементном заводе. Если на предприятии установлено современное оборудование, оно не загрязняет воздух вредными выбросами. Все, что содержит хлопок, идет на ветошь.

Существуют разные стратегии. В Европе на первом этапе сортируют по предметам одежды – рубашки к рубашкам, футболки к футболкам. Однако такой подход требует больших площадей и объемов.

Вещи, которые подлежат дальнейшей носке, попадают в секонд-хенды. Если раньше были комиссионные магазины, в последние 30 лет появился секонд-хенд, куда вещи тоже импортируются, причем в не меньшем количестве, чем ветошь, из Европы, США и ОАЭ.

В ОАЭ хорошо организовано привлечение бизнеса. На территории страны много свободных экономических зон, низкие налоги, много дешевой рабочей силы. То, что собирается в Западной Европе, отправляется в страны третьего мира, где есть свободные экономические зоны, в том числе в ОАЭ. Благодаря географическому положению ОАЭ им удобно продавать в Африку дешевую, а в Европу и Россию более качественную одежду. Я экспортировал российский сэконд-хенд в ОАЭ и Венгрию.

Как возникла идея создания компании по переработке в России?

В начале 90-х моя семья переехала в Венгрию. После университета я работал в компании SOEX. Это крупнейший в Европе и один из самых больших в мире концернов по переработке текстильных отходов. В день он перерабатывает 400 тонн ненужной одежды. Существует и много компаний поменьше, они перерабатывают по 30-60 тонн. Это дает рабочие места, а ненужные вещи возвращаются в экономику.

Один из московских друзей предложил мне заняться этим в России. Самая первая сортировка, которую мы произвели, была сделана в 2013 году своими силами. Я сортировал у знакомой на ее складе. Затем мы сняли первое помещение 35 кв. м. Сейчас у нас 3 тыс. кв. м и более 20 сотрудников.

Максимальный объем по переработке достигал 15-20 тонн в день. Сейчас большой спад. Думаю, когда-нибудь мы сможем дойти и до 100 тонн в день, но в России не получится сделать это быстро. Сначала нужно выстроить систему сбора.

Как происходит установка контейнеров для сбора?

Мы легко находим общий язык с коммерческими структурами (коттеджными поселками, жилыми комплексами, ТЦ). С городом пока не получается договориться, потому что у них не было такого опыта, никто не берет на себя ответственность.

Бизнес-модель

В сфере переработки одежды существует два основных подхода. В цивилизованных странах это самоокупаемая модель. Социальный бизнес-проект работает как экосистема и не просит помощи от государства или меценатов.

В помощи со стороны государства нет ничего плохого. Однако мы исходим из своих сил.

В чем выгода?

Мы получаем доход с 25% от общего объема вещей. Эту четверть мы продаем для вторичного использования. 50% идет на переработку, что не дает прибыли. Иногда уходим в ноль или даже в минус. 10% – благотворительность. Мы сотрудничаем с Домом трудолюбия «Ной», фондом «Точка опоры», проводили совместную акцию с Красным Крестом. Регулярно в Москве около вокзала отдаем вещи нуждающимся. Оставшиеся 15% – это полностью синтетика, мы не можем перерабатывать ее самостоятельно, поэтому платим за каждый кг организации, которая делает RDF-топливо.

Прокомментируйте первым 👇

Автор поста открыл его для чтения, но комментировать могут только участники Форума. Пока Форум работает в тестовом режиме. Попасть сюда можно только по приглашению от другого участника. Спросите в чатике может быть, у кого-то найдётся для вас инвайт.

Что вообще здесь происходит?


Войти  или  Зарегистрироваться