Как использовать опыт работы с пушниной в развитии регионов Сибири?

 Публичный пост
28 мая 2022  121

Во время «Гастролей», прошедших в Иркутске 26-27 мая, мы познакомились с Сергеем Меншиковым, владельцем компании по пошиву меховых изделий. Сергей рассказал, почему меховая промышленность в России переживает не лучшие времена, и как на это можно повлиять.

В России мало фабрик по выделке шкур – между Новосибирском и Дальним Востоком есть только одно небольшое производство «Сахабулт» в Якутии, но у них плохое качество. Еще по две фабрики в Москве, Новосибирске, Калининграде, около пяти в Пятигорске, одна в Санкт-Петербурге. Но оборудование и технологии почти у всех старые.

В Новосибирске производства загружены круглый год на 100%, поэтому могут сами выбирать себе клиентов.

Во времена СССР у государства была монополия на работу с пушниной. «Союзпушнина» брали комиссию с покупателя, продавца и просто предоставляли площадку. После 90-х частные аукционы открылись в Иркутске и Хабаровске. Когда стало три аукциона, они начали между собой конкурировать. В результате уменьшилась комиссия, а положение улучшилось. «Союзпушнина» и иркутский «Русский соболь» сейчас работают на одной площадке.

В России ежегодно выдается 450 тыс. лицензий на добычу соболя через аукцион. Это не считая внутренние рынки, потому что на них лицензия не нужна. На аукционе цена всегда колеблется – поднимается или опускается. Раньше 50% соболя закупал итальянец Гавацци. То есть соболь сначала уходил туда, красился, а потом возвращался обратно к нам шубами. Другую половину забирали греки, турки и другие.

Помимо баргузинского соболя, который считается самым лучшим, есть еще девять подвидов, они на порядок дешевле. Амурский и енисейский, например, выставляются на аукционе по цене вдвое меньше баргузинского. Также дорогой камчатский, потому что очень большой. Остальные подвиды даже не участвуют в аукционе.

Пока «Союзпушнина» была государственная, объем баргузинского соболя от общей массы составлял 15-22%. Остальная доля – другие подвиды. Сейчас его объем доходит до 80%. Однако его не стало больше, просто вместе с ним считают другие подвиды. Итальянцы не могут отличить соболей, но понимают, что качество сильно снизилось. Из-за того, что стало много брака, упала цена.

Как изменить ситуацию?

В СССР была лучшая система. В каждой крупной деревне была заготконтора, где изготовитель принимал соболей и оставшуюся пушнину. Охотник приходил и продавал соболя государству по определенной цене. Они сдавали все, что ловили, не только соболя. Когда хлеб стоил 20 коп., цена самого дорогого живого соболя была 200 руб. независимо от цвета, шкурки стоили дешевле. Также они брали баргузина и расселяли его по другим областям, чтобы улучшить общее качество соболя. Это давало огромные заработки, работать было очень выгодно.

Сейчас нет охотников, выделки. Инфраструктура тоже отсутствует или устарела. Даже то, что добыли, не могут выделать и пошить.

Недавно Корпорация развития Иркутской области (КРИО) пришла с предложением создать меховое производство в Иркутске, но чтобы его создать, нужно прежде сделать под него выделку. То есть если настраивать эту цепочку, нужно делать заготовку пушнины.

Аналогичная ситуация с овчиной. Сырье, из которого в Пятигорске делают шубы и продают по всей стране, везется из Новой Зеландии. В России овчина выбрасывается, потому что спроса нет, но породы можно отрегулировать. Тогда овцеводство выйдет совершенно на другой уровень.

Выделка овцеводческого сырья отличается от выделки соболей. Эти линия должны идти параллельно. Тогда появится спрос, он потянет за собой крестьян. Крестьяне считают свои деньги. Если они не выбрасывают шкуру, а получают за нее деньги, они понимают, что ее можно продать. Так складывается бизнес, который стоит дорого.

В Монголии есть фабрики мирового уровня, которые продают свои товары в магазинах в США, Германии. Они добились этого всего за несколько лет.

В Греции вокруг города с населением в 20 тыс. человек расположено пять фабрик по выделке. В России иногда нужно отправлять сырье за 2,5 тыс. км, поэтому приходится считать, где подстричь, покрасить. Когда есть инфраструктура, ты об этом не думаешь.

Минимальная инфраструктура – это пошив, мастера и выделка (одно производство, на котором сразу делают отделку, покраску, стрижку).

Китай повторяет все технологии, придуманные итальянцами. Можно взять китайские станки, китайского технолога, открыть здесь производство и нанять мастеров, которые будут перенимать опыт китайских и итальянских коллег.

Несмотря на то, что натуральный мех теряет популярность в Европе, никакие пуховики не выдержат сильные морозы в России. Реальная проблема в том, что у народа падает покупательская способность. Мех – это другая ценовая категория, но она все равно востребована в Сибири.

Прокомментируйте первым 👇

Автор поста открыл его для чтения, но комментировать могут только участники Форума. Пока Форум работает в тестовом режиме. Попасть сюда можно только по приглашению от другого участника. Спросите в чатике может быть, у кого-то найдётся для вас инвайт.

Что вообще здесь происходит?


Войти  или  Зарегистрироваться